Интервью с руководителем

Интервью с Л.В. Дмитриевой, директором МОУ СШ № 26

В 2017 году в финал Всероссийского конкурса «Директор школы» вышла Дмитриева Любовь Валентиновна, руководитель муниципального общеобразовательного учреждения «Средняя школа № 26» г. Ярославля.

Какие конкурсные испытания Вам пришлось выдержать, чтобы войти в тридцатку лучших?

До 15 апреля необходимо было написать эссе на тему «Школа без отстающих: мои управленческие стратегии». Итоги были подведены 15 июня, а до 10 июля нужно было снять трехминутный видеоролик о школе, итоги которого были подведены 15 сентября 2017 года.

Любовь Валентиновна, школа без отстающих – это миф или реальность?

Вчера, сегодня и завтра не было, нет и, наверное, не будет школы без отстающих хотя бы потому, что все мы разные. Как не бывает эстафеты, в которой участники приходят одновременно, так не бывает класса, где все ученики были бы одинаково успешны. Я убеждена в том, что не было, нет и не будет учителей, которые не мечтали бы, чтобы их ученики получали только отличные отметки, побеждали в олимпиадах и конкурсах, а выпускники писали ЕГЭ на сто баллов. Сейчас для этого в школе и вообще в государстве делается многое. Но иногда мне становится страшно от того, что в этой борьбе за результат мы можем потерять ребенка. Любого – и одаренного, и обычного, и особенного.

Как школа вошла в Вашу жизнь?

Так сложилось, что вся моя жизнь связана с ярославской школой на окраине города – школой № 26. В 1989 году я ее закончила, в 1993 пришла сюда работать учителем русского языка и литературы. В 2001 покинула, пытаясь найти себя на работе, где платили деньги, но в 2003 готова была вернуться в родную школу кем угодно! Пригласили заместителем директора. В 2009 г. я стала директором. Здесь училась моя дочь, и здесь же учится мой сын. Благодаря этому я знаю жизнь школы изнутри: как учитель, как управленец и как мама.

Поделитесь секретами вашей школы. Как у вас справляются с проблемой отстающих?

Могу сказать, что борьба за отстающих (прошу не путать «с отстающими») в нашей школе была всегда. Наверное, отчасти это было связано с социально «трудным» микрорайоном школы: с одной стороны, на закрепленной территории находятся четыре общежития «семейного типа», с другой – к нам везли детей из благополучных районов. Таким образом, в нашу школу приходили дети, имеющие разный социальный старт и соответственно, разные способности и возможности. Мечтой Бройде Бориса Александровича, Заслуженного Учителя РФ, директора от Бога, было создание на базе нашей школы комплекса вариативного образования. Под руководством талантливого ученого Селевко Германа Константиновича, академика Международной академии наук педагогического образования, профессора, кандидата педагогических наук, у нас открывались дифференцированные группы, классы продвинутого уровня, базового стандарта и компенсирующего обучения. К сожалению, получить статус комплекса не получилось. К началу двухтысячных постепенно сошли на нет разноуровневые группы, а вот жить под девизом «Школа для всех и для каждого» мы стараемся до сих пор.

Тогда казалось, что у нас всегда будут дети (численность 1524 ученика – абсолютный максимум 2000/2001 года), мы всегда будем работать в две смены и не нужно «изобретать велосипед». Отчасти решая проблему нехватки кадров, отчасти загоревшись новой идеей, мы отказались от деления классов на группы «по способностям». В 2005 году наша школа, как и многие другие, начала предпрофильную подготовку, а в 2006 открыла два профильных (филологический, физико-математический) и универсальный классы. Но мечтая о детях – инженерах и филологах, мы столкнулись с проблемой набора: в первый класс в 2006 году пришло только 60 человек. Конечно, мы успокаивали себя тем, что это связано с общей демографической ситуацией, открытием новой школы в шаговой доступности и «устареванием» микрорайона. Однако положение дел не менялось. К своему назначению на должность директора я столкнулась с проблемой, которую нужно было решать срочно – численность школы упала до 896 человек, а количество второгодников колебалось от шести до тринадцати человек.

Нужны были идеи, которые сделают школу востребованной, может быть, более привлекательной, чем соседние. Как вернуть доверие родителей тех детей, кто живет рядом, и тех, кто готов возить ребенка в хорошую школу? Эти вопросы встали пред нами во весь рост, требовали срочных ответов и, конечно, принятия решений. Казалось бы, все просто: школа должна давать достойное образование, а выпускники – показывать хорошие результаты. Во многом в изменении школы нам помогло внедрение федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС). Так, с 2010 года, благодаря возможности организации внеурочной деятельности, начальная школа постепенно стала функционировать практически в режиме школы полного дня. Уже в 2011 году на собрании родителей будущих первоклассников мы рассказывали о том, что наши дети после уроков поют в хоре со специалистами прославленной студии «Аллегро», танцуют с «Академией современного танца», при желании посещают бассейн, детские объединения в областном центре детей и юношества, куда их сопровождают воспитатели. Конечно, эти мероприятия сделали школу привлекательной для многих семей.

Тем временем в старшей школе профильное образование показало результативность работы и с одаренными, и с мотивированными детьми: у нас появились «стобалльники» по английскому языку, истории, информатике; победители и призеры Всероссийской олимпиады школьников всех уровней.

Не очень радовал универсальный класс. К сожалению, сюда шли или не такие способные, или не такие мотивированные дети. При имеющейся возможности выбрать до 10 элективных курсов ребята выбирали минимум, только чтобы закрыть обязательную нагрузку. Исследование ситуации с помощью эффективной методики «Социомониторинг Сервис», которую мы используем последние годы системно, в каждом классе в рамках комплексного анализа параллели, показало, что причины пассивности кроются не только в лени и туманно представляющемся будущем. Одна из причин – нежелание зря тратить время и заниматься на тех курсах, которые предоставляет школа с учетом своих, в первую очередь, кадровых возможностей, но не интересных для ребят. Получалась грустная картина: одним детям, желающим углубленно заниматься математикой, информатикой, физикой, иностранным языком, школа создала условия, а с другими, которые хотели бы готовиться к поступлению в медицинскую академию, нужно проститься, отдать в другие школы. Одни действительно уходили, другие, не желая расставаться с любимой школой, обращались к репетиторам, шли в вузы на подготовительные курсы. Где же они, равные возможности? Мне кажется, выход был найден: в настоящее время школа участвует в муниципальном инновационном проекте по сетевому взаимодействию образовательных учреждений в реализации образовательных программ профильного обучения. Теперь наши десятиклассники занимаются дополнительно обществознанием, химией и биологией в соседних школах, где работают более сильные преподаватели, а к нам приходят их ребята на английский и русский язык. У наших старшеклассников появился равный доступ к качественному образованию в соответствии с их образовательными потребностями.

В вашей школе есть классы для детей с ограниченными возможностями здоровья. Какие возможности реализоваться вы предоставляете им?

Лет пять назад в коллективе и в управленческой команде стала зреть идея: поменять миссию школы, начать селекцию и впоследствии закрыть специальные коррекционные классы VII вида, работать «на умненьких». Соблазн был велик, особенных учеников немного (около 60), но все разные. Классы эти небольшие, а вложений требуют и эмоциональных, и материальных: учителей нужно готовить к работе с таким детьми (и методически, и психологически). Казалось бы, пусть садятся в обычный класс или идут в соседние школы.

Принять решение оставить специальные коррекционные классы для детей с ОВЗ VII вида в нашей школе практически в каждой параллели мне помогла встреча с мамой, которая пришла узнать, есть ли места в будущем пятом СКК классе. Обычная не очень молодая женщина, умница, хорошо одетая, вдруг расплакалась навзрыд, узнав, что мы собираемся закрыть 4 класс СКК в связи с тем, что учеников там мало, и мы их переводим в обычный класс. Эта совершенно чужая женщина заставила меня задуматься о перспективе классов для особых детей рассказом о своем долгожданном ребенке. У нее есть старшая дочь, умница и красавица, мамина помощница, но очень хотелось сына. Долгожданный малыш родился, но значительно раньше времени, что повлекло за собой букет медицинских диагнозов. Материнская любовь может свернуть горы: ребенок не очень задержался в развитии: читает (не очень быстро, но все же), пишет (пускай не очень красиво и грамотно), быстро устает, уходит в себя, но добрый, послушный мальчик, мамино счастье… В той школе, где учились, посоветовали пройти психолого-медико-педагогическую комиссию и перейти в коррекционный класс, так как в обычном пятом классе ребенок не справится с нагрузкой – нужен особый подход. Во многом (как учитель девятого СКК) согласна. Не получается работать в специальном коррекционном так, как в обычном большом. Здесь учатся особенно разные дети: у кого-то каллиграфический почерк, но совершенно нет памяти, одних нужно опросить в начале урока и сразу объяснить материал, а других, наоборот, медленно подводить через повторение к изучению новой темы. Мама будущего пятиклассника пришла к нам за помощью. Мы еще раз проанализировали социальный паспорт школы. Результаты заставили задуматься: последнее десятилетие постепенно менялся состав классов СКК: большинство учащихся – из обычных, социально активных семей, но имеют неврологические заболевания, общую физическую ослабленность, эмоциональную нестабильность. С чем это связано? Изучение медицинской статистики показало, что в последнее время количество детей, здоровье которых отклоняется от нормы, растет. В 2010 году в Ярославле открылся Перинатальный центр, который ежегодно дарит жизнь почти 1000 недоношенным детям, дает надежду их родителям. Но врачи предупреждают: дети, родившиеся раньше срока, часто имеют проблемы с обучением. Экологическая и социальная обстановка тоже оставляют желать лучшего. Может ли школа в этой ситуации отвернуться от проблемы, отказаться от детей и семей, которым нужна помощь?

Пообщавшись с этой обычной и в то же время удивительной мамой, мы приняли следующие решения: специальные коррекционные классы для детей с ограниченными возможностями здоровья VII вида должны быть в каждой параллели со 2 по 9 (к началу обучения в школе, к сожалению, большинство родителей не готово к тому, что их ребенку нужна помощь). Работать в этих классах должны учителя не только профессионалы, но и большого сердца. К сожалению, у нас был не очень удачный опыт работы учителя, даже имеющего специальное образование. Необходимо стараться создать этим детям зону комфорта не только в начальной школе, где все классы занимаются в своем кабинете, но и в среднем звене: пусть у ребят будет свой кабинет, свой мир, чтобы не тратить время на переходы, на «привыкание».

Мало иметь в штате специалистов по работе с особенными детьми. В нашей школе социальный педагог и психолог не являются сторонними наблюдателями процессов, а выполняют обязанности классного руководителя шестого и девятого класса. На многие вещи и они, и учителя-предметники в последнее время взглянули по-другому и построили работу иначе. Казалось бы, олимпиады, конкурсы – для одаренных, других детей. Когда-то это было предметом споров и даже обид при учете достижений учителя к премии за год: «Хорошо работать с умными, во всех конкурсах можно участвовать». Нет. Деятельность педагогов нашей школы доказывает, что ситуацию успеха, чтобы не чувствовать себя отстающим, должен испытать каждый ребенок. Мы все чаще награждаем грамотами на общешкольных линейках и ребят из этих «особых» классов: за победу в номинациях школьного конкурса талантов «Северное сияние», за участие в Фестивале военной песни, овощной ярмарке. Участвуют наши особые дети и в дистанционных предметных конкурсах и олимпиадах, рассчитанных и на таких учеников. В этом году шестой специальный коррекционный класс обошел неоднократных победителей ежегодного Смотра строя и песни – старшеклассников.

Как технический прогресс помогает вам бороться с неуспевающими?

С 2011 года ушла в прошлое проблема контроля выполнения домашнего задания: благодаря участию в муниципальном инновационном проекте, в школе введен электронный журнал и дневник. Я как учитель, покидая свой кабинет, не могу позволить себе не выставить отметки, не заполнить страницы домашнего задания, не написать, если есть желание, сообщение родителям, а как мама и как многие другие родители, уходя с работы, знаю, что нам с сыном «сегодня не задали».

В нашей школе есть также пока единственная в Ярославле электронная проходная, небольшая планочка, которая отгораживает от непрошеных посетителей, сообщает маме, что ребенок пришел в школу (можно работать), вышел из нее (можно встречать), не выпустит, если уроки не кончились (нужно объясниться с нашей бдительной З.Н.). Вот она – реальная борьба с пропусками уроков!

Когда мы ее ставили, я не знала, как трудно быть первой, и ничего не боялась. Мы изучили вопрос, проконсультировались со специалистами, поняли, что нам по силам обслуживать самим эту чудо-систему и вошли в «Программу развития муниципальной системы образования г. Ярославля». Открытие состоялось в апреле 2012 года. В мае против нас встал Пожнадзор: десятки предписаний и штрафы на юридическое и должностное лицо, в связи с этим – более 40 судебных заседаний, два круга арбитражных судов от областного до Кассационной инстанции. В какие-то моменты опускались руки, хотелось убрать систему. Останавливало одно – в один момент почти прекратились прогулы (а уж тех, кто приходит, мы учить умеем). Ну и общая безопасность, конечно. Только мой коллектив и охранное предприятие знают, от каких историй уберегла нас электронная проходная!

Однако не все проблемы можно решить с помощью компьютеров. Даже познакомив родителей с возможностями электронного дневника, иногда мы слышали в ответ на беседы об успеваемости детей: мне некогда, я работаю. К счастью, закон «Об образовании» четко определил ответственность родителей за то, чтобы ребенок получил образование. Чтобы убеждать, а иногда и заставлять родителей заниматься своими детьми, мы создали Совет профилактики, который собирается раз в четверть за две недели до выставления отметок, в день, когда все предметники проводят консультации в вечернее время для всех желающих узнать, «как там мой?»

В этот орган, кроме специалистов школы, входят представители полиции (отдела по делам несовершеннолетних) и районной комиссии по делам несовершеннолетних для того, чтобы обозначить позицию не только школы, но и общества: дети должны учиться, а родители обязаны создавать условия для этого. Большинству семей достаточно одного посещения Совета, потому что цель этих встреч не обидеть, наказать, а разобраться, найти причину неуспеваемости ребенка, оказать помощь, например, посоветовать занятия с психологом школы или соседнего центра «Доверие», а может быть, и обратиться к медицинским специалистам. Некоторые мамы, увы, от нас узнают, что ежедневный контроль выполнения домашнего задания не унижает, а дисциплинирует, что ребенок к 10 годам должен не только учиться, но и иметь постоянные домашние обязанности, что у ребенка интересов вне школы должно быть много, а свободного времени – мало. Во многом благодаря именно действию Совета профилактики и совместной работе семьи и школы, количество оставленных на повторный год обучения и имеющих академическую задолженность в последние годы стремится к нулю.

Любовь Валентиновна, а были какие-то нестандартные ситуации?

В 2012 году педагогический коллектив столкнулся с такой ситуацией: способный мальчик начал делать успехи в хоккее, а в школе отставать. Перед родителями встал выбор: или спорт (тренировки были 2 раза в день), или учеба. Сначала рассматривали вариант перевода в спортивную школу (там расписание занятий должно быть увязано с тренировками). Оказалось, невозможно: мальчик пошел в школу неполных семи лет и для того, чтобы учиться и тренироваться со своими сверстниками, нужно было остаться на второй год в школе. Не выход. Стали пытаться выстроить действительно индивидуальный образовательный маршрут. Трудно было убедить и тех учителей, кто по старинке говорил: «ни за что не поставлю, потому что он не ходит на все уроки», и тех, кто соглашался на все, лишь бы не трогали: «поставлю что хотите». Неоднократно собирались малым педагогическим советом, убеждали друг друга и себя: ребенок способный, нужно помочь мальчику получить не просто аттестат – образование. В итоге на методических объединениях разделили весь материал на доступный для самостоятельного изучения, и тот, который требует консультаций учителя и, естественно, контроля: фактически написали отдельную рабочую программу по каждому предмету. Государственная итоговая аттестация в 9 классе подтвердила правильность нашей стратегии: русский – «отлично», математика «хорошо», аттестат без троек. При этом мальчик сохранил ежегодный титул «Лучший вратарь», успешно участвовал в соревнованиях различного уровня. Пришла пора расстаться с привычным чувством светлой грусти: сделали все, что могли, выпускаем в большую жизнь… Спортивная школа готова была взять успешного ученика в десятый класс на любых условиях, хоккейный клуб прочил ему большое будущее. Прошло два месяца. Мама юного хоккеиста пришла на прием: «Сын сказал, забери меня обратно в мою школу, пока я хочу учиться». Опять собрались малым педсоветом: не только сочувствие, но и радость испытывали учителя от того, что нам доверили будущее ребенка. Да, трудно. Но интересно, многое мы уже умели. Нашли электронные версии учебников, подключили дистанционное обучение (что ему делать в поездках?). Кстати, совершенно необязательно использовать платные очень дорогие и часто неподъемные для обычной школы образовательные ресурсы. Наш системный администратор, большой мастер своего дела, создал сайт для обучения на платформе Moodle. Успешно сдал наш мальчик ЕГЭ, поступил в ЯГПУ им.К.Д. Ушинского на факультет физического воспитания.

Наверное, именно для таких детей, как наш Д., создается единый информационно-образовательный портал «Российская электронная школа», в апробации которого нам предложил поучаствовать департамент образования Ярославской области в декабре 2016 года. Надеюсь, что в скором времени этот ресурс будет бесплатным и доступным для каждого учреждения в любой точке нашей бескрайней страны.

Думаю, также эта система будет жизненно необходима для детей, которые в силу состояния своего здоровья проходят длительное лечение в стационарах и почти всегда попадают в категорию отстающих. Знаю о проблемах этого обучения не понаслышке: наша школа всегда сопровождала детей, лежащих в ГБУЗ ЯО Областной детской клинической больнице Ярославской области. Не менее десяти учителей школы имеют постоянное рабочее место в больничных палатах. Мудрые женщины, настоящие профессионалы, прекрасно владеющие предметом, всегда ориентирующиеся во всех часто меняющихся учебно-методических комплексах (дети лежат со всей области и учатся по разным учебникам). Врачи – наши союзники. Они знают: чтобы вылечить ребенка, особенно тяжелобольного, нужно не только обеспечить его медицинской помощью, но иногда просто отвлечь и развлечь. Другими словами – помочь. Конечно, есть такие больные, которых нужно изловить в коридоре для уроков. Но поедут они домой со своими честно заработанными отметками, что поможет избежать грозной неаттестации. К сожалению, в нашей больнице есть и дети, у которых в карточке смертельный диагноз, которые ждут учителей с надеждой на общение, на глоток другой жизни. И они идут: в хорошем настроении, с интересными уроками и всегда с домашним заданием. Потому что в этом случае задание – это надежда на завтрашний день, это реальная помощь.

А как мама, что Вы можете сказать о сегодняшней школе № 26?

Обычное утро. Собираемся с сыном в школу. Спрашиваю о его планах на сегодняшний день (я-то знаю, а знает ли он?) Уроки, потом занятия по робототехнике (спасибо ФГОСам и внеурочной деятельности – наша школа не может отставать и в этом направлении!). Оказывается, что формула длины окружности, вчера изученная на математике, очень пригодится в расчете траектории робота. Радуюсь, что сын мой, как, впрочем, многие подростки, в какой-то момент ушедший с головой в социальные сети и не очень быстро справляющийся с домашним заданием по математике, начинает говорить со мной на другом уровне. Вот они – метапредметные результаты! Интересуюсь, когда соревнования по рукопашному бою. Сын занимается в районном клубе, а тренера я пригласила поработать в школу, вести занятия в рамках все той же внеурочной деятельности. Честно говоря, очень рассчитываю переманить его к нам насовсем: желающих заниматься много, авторитет у тренера – всем бы учителям такой! Иногда пускаю в ход один из последних аргументов в общении с ребятами, которые не очень хотят учиться: «Нужно с П.С. посоветоваться, мне кажется, у тебя на учебу времени не остается». Помогает. Все-таки мальчиков должны воспитывать мужчины.

Один из выводов, к которому я пришла: чтобы ребенку хотелось идти в школу учиться, он должен встретить своего учителя, хотя бы одного. Как встретили его наши мальчишки-футболисты, раньше гонявшие мяч на школьном поле. В прошлом году с обычным учителем физкультуры они прошли в соревнованиях по мини-футболу до первенства Центрального федерального округа, оставив позади спортивные организации города и региона. Да, они были не очень успешны в других предметах, но отстающими их точно не назовешь.

Школа работает, учит, живет. Живет для того, чтобы помогать. Помогать и детям, и родителям, и учителям. Помогать справиться с трудной жизненной ситуацией, сделать открытие, не пропасть, выбрать свой жизненный путь, стать Человеком.

Любовь Валентиновна, как Вы оцениваете для себя итоги конкурса «Директор школы»? Приобрели ли Вы какой-то новый ресурс? Есть ли грань: до и после?

Я очень довольна своими итогами. Я не ставила задачу войти в десятку, тем более, в тройку лидеров. Конечно, мне приятна оценка жюри «Победитель в номинации "Новатор"». Кто знает, тот понимает (спасибо ОГПН и всем, кто делал меня сильнее – поддержкой и наоборот), хотя попасть в эту тридцатку лучших из лучших из 304 участников, уступить фееричной десятке – умнейшим и суперхаризматичным людям – счастье! Пять дней конкурса подарили мне радость общения с единомышленниками, фейерверк идей и открытий. Теперь у меня есть настоящие друзья, с которыми мы говорим на одном языке по всей стране. Мои проблемы могут решать и в Казани, и в Томске, и в Екатеринбурге. День начинается с утренних сообщений из Ангарска, а заканчивается мозговым штурмом решения вопросов маленькой школы из Краснодарского края.

Что бы могли пожелать своим молодым коллегам, директорам школ?

Участвовать обязательно! Конкурс – это, во-первых, возможность остановиться и оглянуться, оценить себя, свои возможности, свой путь. Во-вторых, это единомышленники. Сейчас это, к сожалению, большая редкость.
И, конечно, конкурс – это новые горизонты.

 

Интервью провела Л.В. Богомолова, методист МОУ «ГЦРО».

Комментарии